22:33 

30 фиков по "Чужому", Нездешние сны: Видение второе – Другая сторона.

Manokanaka
Название: Нездешние сны: Видение второе – Другая сторона.
Фандом: Alien: фандом в целом.
Герои: Чужой, Эллен Рипли, Даллас, Эш, Бретт, Паркер, Ламберт.
Тема: Одиночество.
Объём: 4790 слов.
Тип: джен (возможно, слегка ксено)
Рейтинг: PG-13
Саммари: Что если вы получили возможность увидеть известные вам события совсем с другой стороны? «Носторомо», Эллен Рипли и Чужой.
Авторские примечания: В принципе можно читать как ориджинал. Всё рассказы серии будут более-менее связаны между собой.






Эллен Рипли перевернулась на другой бок.
Её организму требовалось отдохнуть, но сон не шел.
Она просто боялась того, что приходило вместе с ним.
Днем тоже был шепот, но ночью в её снах…
Некоторые из видений беспокоили её больше чем другие. Особенно одно. Наверное, потому что для нее оно когда-то воплотилось в реальность…

***


Одиночество.
Людей оно пугает, но для создания в этом чувстве не было ничего необычного. По большому счету для него этой эмоции не существовало, как и многих других доступных людям. Одиночество являлось неотъемлемой частью самой сути того, кто не имел имени и незваным пришел на борт космического тягача «Ностромо».
Создание знало, что где-то там, далеко в темных глубинах космоса жили и другие подобные ему. На каком-то уровне оно жаждало увидеться с ними, хотя и понимало, что это единение не отменяло одиночества, которое каждый из них носил в себе, заключенный в тюрьму изнасилованной плоти и потерянного духа.
С самого первого мгновенья, когда существо осознало себя, оно почувствовало неправильность. Даже тогда в теплой и влажной красновато-белой колыбели оно понимало, что это ощущение преследует подобных ему уже многие сотни лет. Или тысячи? Это не имело значения – ход времени всегда мало занимал его род. В момент осознания оно было ещё очень мало и почти не постигало потоков образов и ощущений, содержавшихся в их общей памяти.
Всё было неправильным с тех пор, как пришли они.
Похищение.
Надругательство.
Ярость.

Ярость бесчисленных столетий.
Существо дало выход этой ярости, когда ему стало слишком тесно в своей колыбели. Оно пробило себе путь наружу.
Его приветствовали крики ужаса, но так и должно было быть.
Внушать страх, внушать ужас.
Да, это – правильно.
Боялись ли ему подобные чего-либо так же, как другие боялись их?
Оно не знало. Страх был им ведом, но всё это осталось в прошлом – до похищения.
До осквернения.
Здесь память была словно лишена всех ориентиров, присутствовали лишь какие-то смутные проблески и ощущения.
Создание осмотрелось.
Без сомнения его рождение отняло жизнь. Оно почувствовало, как из оболочки его колыбели ушло то, что уже не оглянется назад и продолжит свой путь за пределы, куда даже существо не сможет за ним последовать.
Новорожденный был очень мал по сравнению с окружающими его чужаками, от которых исходили волны отвращения и страха. Один из них угрожающе поднял конечность, но вмешался другой:
– Нет, не трогай!
Создание поняло. Оно не было способно извлечь информацию из слов, но прежде чем чужаки издавали звуки, в их головах рождался импульс смысла.
Новорожденный рванулся прочь. Нельзя позволить Другим схватить его, пока он так слаб.
Как можно дальше.
Как можно глубже.

Наконец создание было уверено, что те существа остались позади. Они не стали его преследовать. Может, их удержал тот, чей импульс оно уловило?
Странный импульс.
Потому, наверное, что этот Другой был неправильным, как и само новорожденное существо. В чем-то даже ещё более неправильным.
Создание появилось на свет менее часа назад, но некоторые вещи оно уже знало, например, оно не сомневалось в том, что этот неправильный Другой не способен подарить жизнь.
Это было плохо.
Нужны братья.
Порой судьба давала их роду бесценный шанс – они оказывались на свободе, и были вольны поступить должным образом. Это создание и собиралось сделать, но даже оно в одиночку не сможет добиться много, поэтому Другие пригодятся ему, чтобы дать жизнь его братьям.
На секунду всё в существе завопило о его неправильности, о его противности самой ткани бытия. Его и ему подобных не должно было быть… но оно было, и для разнообразия в том не было его вины.
Вина всегда лежала на тех, кто приводил их в этот мир, и виновные ответят за то, что совершили.
Существо обрело цель.

***

Здесь было хорошо – жарко, влажно, темно.
Теперь спустя несколько часов его тело полностью сформировалось, но ему предстояло пройти ещё долгий путь, чтобы стать по-настоящему сильным. Создание не могло ждать. Пространство, в котором оно находилось, двигалось. Его генетическая память содержала сведения о подобном.
Транспорт.
Похожий, но более совершенный был и у похитителей – так они пересекали тонкую материю.
Пока оно видело здесь шестерых чужаков, причем лишь для неправильного появление существа не стало неожиданностью, остальные определенно пребывали в неведении.
Создание не сомневалось в том, что пятеро постараются убить его, от шестого же исходила жажда обладания. Там, куда направляется транспорт, а он всегда куда-то направляется, таких как этот шестой может быть больше.
Существо почувствовало присутствие.
Импульсы были странными. Маленький чужак сильно отличался от Других, с которыми создание встретилось ранее – он не представлял опасности и не имел значения для цели.
Просто глупый кот, неожиданно всплыло в голове.
Животное настороженно смотрело на него из темного угла. Существо потянулось к незваному гостю и неожиданно легко проникло в его сознание. Вторжение не прошло незамеченным. Издав шипение, кот сбежал, однако встреча оказалась плодотворной – создание впитало в себя всё, что успело ухватить.
Здесь был ещё кто-то.
– Джонси, кыс-кыс-кыс, – раздалось неподалеку.
Существо быстро подтянулось на руках наверх и затаилось. Ему даже не пришлось никуда идти. Под ним находился один из правильных Других. Похоже, он искал кота. Создание чувствовало импульсы от маленького чужака, тот был неподалеку и не хотел, чтобы его нашли. Пушистому не нравился этот Другой, он вообще не очень их жаловал, кроме одного единственного, с которым были связаны приятные ощущения от поглаживания.
Существо скользнуло вниз, а его жертва даже не уловила движения. Другой поворачивался так медленно, что мог бы уже быть мертв. Но созданию он не нужен был мертвым. Когда оно схватило незваного гостя, от того наконец начала распространятся волна ужаса, он кричал, дергался, но это было совершенно бесполезно. Существо потащило сопротивляющуюся жертву наверх.
Маленький чужак не возражал, кажется, он понимал больше, чем эти Другие. Создание решило, что маленького убивать не стоит.

***

Поверженный Другой потерял сознание, и существо устроилось рядом.
Дрянной, трухлявый, гнилой сосуд.
Создание почти испытало радость, когда поняло, что Другие были разделенными. Оно уже научилось обращаться не только к памяти себе подобных, но и к той, что досталась ему от его колыбели. Осознать и использовать эту информацию было нелегко, но всё же…
Эти разделенные были двух типов – мужчины и женщины. Жизнь давали лишь последние, потому что только их тела подходили для этой цели, но для создания жизни требовалось соединение.
Гниль, валяющаяся рядом с ним, была мужчиной. Конечно, оно могло бы соединится с Другим, и вырастить жизнь в себе, но это было слишком опасно в данных обстоятельствах, к тому же это его отвращало, хотя память говорила, что соединение несет удовольствие.
С помощью специальной жидкости, выделяющейся изо рта, существо прикрепило Другого к стене и полностью его обездвижило. Использовать это гнилое тело в качестве материала ему не хотелось, но выбор был не велик.

***

Существо стояло за спиной неправильного Другого уже с минуту, но тот никак не реагировал, хотя определенно знал о его присутствии.
Наконец, человек отставил от себя какой-то предмет и повернулся к созданию. Его глаза жадно впитывали каждую деталь.
– Идеален, как и должно быть, – резюмировал он своё мнение о незваном госте.
Ответом ему было молчание. Высокое темное существо не нападало, но и не уходило.
– Ты пришел меня убить?
Большая когтистая рука схватила говорящего за горло, и тот с удивлением услышал свой собственный голос, хотя не собирался произносить слов.
– Эш…
Он кивнул.
– Почему ты – неправильный? Сложно пробиться.
Эш моргнул от изумления, чисто человеческая реакция, хотя человеком он не был. Он отчаянно пытался вспомнить, читал ли в материалах по миссии о чем-то подобном. Определенно нет, о разговорах с Чужим он бы не смог забыть. У этой совершенной машины для убийства не было голосовых связок или чего-то на них похожего, поэтому Чужой использовал голос самого Эша, слова он тоже определенно позаимствовал.
– Трудно,– в последнем высказывании, сильно исковерканном, слышался почти упрек.
– Говорить через меня? – прохрипел научный офицер «Ностромо».
– Да, – Чужой тряханул своего пленника.
– Не думал, что ты придешь, чтобы поговорить со мной, – Эш усмехнулся. Чужой ждал от него объяснений, которых он не мог дать. Однако, стоило попытаться. Вряд ли это существо настроено вести научные дебаты. – Судя по всему, вы – телепаты. Люди, очевидно, тоже в какой-то мере обладают такой способностью. Я – андроид, искусственный человек, машина. Моё тело работает лишь по известным и изученным законам, механизм же телепатии неизвестен, а, следовательно, не может быть воспроизведен в моей программе и моем теле. Какова бы ни была природа твоей телепатии, какая-то из моих систем улавливает эти импульсы, однако не совсем так, как это работало бы с живым человеком. У нас на линии помехи.
Эш не был уверен, поняло ли его существо, но оно, кажется, пыталось рыться у него в голове.
– Понятно, – наконец проговорил Чужой ртом Эша. – И ты поэтому не можешь давать жизнь?
– Совершенно верно, – подтвердил Эш. – Какая тебе разница, ведь здесь нет Королевы?
Андроид сосредоточился, он понимал, что слова для его собеседника – пустой звук. Слова просто вызывали движение нужных и четких импульсов. Чужой молчал, словно переваривая, Эш уже не рассчитывал на то, что его губы опять двинутся не по его воле, но это произошло.
– Дольше, но возможно.
Андроид провел рукой по темному предплечью, наслаждаясь ощущением:
– Тогда, друг мой, ты действительно совершенен.
– Что нужно от меня? – прибыл новый вопрос.
– Мне? – Эш улыбнулся. – Я хочу узнать тебя, понять тебя. Остальные ищут тебя, чтобы убить.
Андроид почувствовал, как рука на его горле стала сжиматься.
– Один из них пойдет за тобой в вентиляционные шахты… Чтобы выбросить тебя в космос… – Эш хрипел. Чужой обладал феноменальной силой. Сам андроид значительно превосходил человека, но в сравнение с этим созданием он был лишь слабым беззащитным комком клеток и элементов. Эти странные длинные пальцы с острыми словно металлическими когтями могли разорвать его на части.
– Один? – подозрительно прошипел Чужой связками Эша.
Тот в ответ отчаянно закивал.
Андроид почувствовал, как ослабла хватка на его горле, а потом рука исчезла, и он с удивлением наблюдал за тем, как это жуткое создание шлепнуло кистью по автоматическому замку на двери и вышло из лаборатории.

***

Создание знало, что игра началась.
Этого похитители никогда не понимали – не понимали, что такое игра, если она всерьез.
Один из Других… Даллас… так думал о нем Эш… пойдет в шахты один. Прекрасная возможность. Создание помнило Далласа. Этот не был гнилым, он был… хорош. То, что надо.
Уже некоторое время существо двигалось по туннелям за тем, кто пришел сюда охотиться на него, то увеличивая дистанцию, то чуть сокращая, порой позволяя человеку побыть в одиночестве. До создания доносились импульсы – беспокойство, страх, но не безотчетный, этот капитан не станет биться в пляске ужаса, чуть-чуть неуверенности в себе, картинки далеких мест и лиц, которые ничего не говорили существу. Однако, один образ привлек его внимание – женщина… она улыбается еле заметно, жесты собраны, но в глазах приглашение, и это приглашение так сладко посреди пустыни одиночества, в которой они все блуждают столько лет.
Мужчина, за которым следило существо, тряхнул головой, отгоняя наваждение и воспоминания, не понимая, почему именно сейчас такие мелочи всплывают в памяти. Его рациональное мышление всеми силами призывало игнорировать странное ощущение – словно холодные и жадные пальцы проникли в самые потаенные уголки его души.
Пора, решило создание.
У Далласа было оружие, но здесь существо имело преимущество – ограниченное тесное пространство и почти полная темнота. Оно тихо приблизилось со спины. Человек ничего не почувствовал. Когда он начал поворачиваться, было уже поздно.
Спустя минуту в шахтах не осталось ни человека, ни существа, только бесполезное оружие на полу и шипящий передатчик, из которого доносился взволнованный женский голос:
- Даллас?! Даллас, ты там? ДАЛЛАС!

***

Капитан открыл глаза.
Создание сидело в тени, наблюдая за ним.
Когда у людей поднимались веки, в глазницах зажигался огонь жизни, которого, увы, сами они никогда не смогли бы увидеть, но существо видело его, потому что оно воспринимало мир совершенно иначе. По большому счету, оно не слишком отличалось от человека – оно видело, слышало, обоняло, осязало и чувствовало вкус, однако с одной стороны, создание делало всё это, не имея глаз, ушей и носа, а с другой палитра из пяти чувств была просто смешна рядом со свойственным существу восприятием мира.
И всё же человеческие глаза были изумительны.
Оно помнило, что когда-то до похищения и они могли поднимать веки… Создание хотело бы снова взглянуть на мир глазами.
Мужчина пытался освободиться, но тщетно, существо отлично замуровало его с помощью своей слюны. Этот Даллас, он считал, что создание собирается его съесть.
Действительно, оно не прочь было подкрепиться, однако сейчас не до этого. Позже, когда оно закончит здесь, у него будет возможность наведаться в «кухонный блок», как они это называли, хотя, судя по воспоминаниям его носителя, пища не была вкусной. Возможно, ему и правда стоило оторвать кусок от человека? Создание знало, что потребность в пище со временем пройдет, но пока что она была достаточно сильна.
Всего кусочек.
Но оно сомневалось, не вполне понимая, как пленник на это прореагирует. Ему Даллас нужен был живым.
Существо встало и направилось к человеку, глаза которого расширились от испуга. Капитан боялся, но не паниковал. Это нравилось созданию. Оно протянуло руку, чтобы прикоснуться к пленнику. Тот инстинктивно постарался отпрянуть, но черная когтистая рука легла на его щеку. Существо почувствовало удивление человека этому жесту и аккуратно провело пальцами по коже капитана. В мозгу пленника на мгновение снова возник образ той женщины. Она часто дотрагивалась до него точно так же.
Существу было жаль, но выбора не оставалось. Слишком много неизвестных, слишком опасно, действовать нужно быстро. Далласу придется умереть, хотя создание предпочло бы оставить его в живых. Его, ту женщину и маленького.
Существо приподняло голову человека и заставило посмотреть на себя. Глаза завораживали его.
Интересно.
Теперь от капитана исходил куда больший страх – страх, которого ему никогда не приходилось испытывать, страх насилия.
Сильный черный хвост медленно двигался вдоль тела Далласа. Существо искало подходящее место – такое, чтобы процесс был наиболее быстрым и наименее болезненным. За его спиной застонал тот гнилой, он был ранен и редко приходил в себя. Созданию было наплевать на его стоны, а вот капитан заслуживал более аккуратного обращения.
Наконец, черное остриё, венчающее длинный хвост, остановилось над солнечным сплетением. Прекрасное место, но нужно действовать осторожно, чтобы не повредить.
Спустя мгновение жало вонзилось в плоть. Капитан закричал, больше от досады и удивления, чем от боли. Он не мог пошевелиться, и вынужден был беспомощно наблюдать, как чужеродная плоть двигается в ране на его груди. Она не была серьезной, эта рана, но когда человек почувствовал странное жжение, он понял, что это конец. Тварь что-то вводила в его тело.
Наконец, создание вытащило покрытое кровью жало из груди пленника.
Дело было сделано.
– Поганый ублюдок, – выдохнул капитан, наблюдая как чудовище скрывается в темноте, из которой появилось всего пару минут назад, чтобы забрать у него последнюю надежду и саму жизнь. Даже если его найдут, теперь всё кончено. Почему-то он знал это наверняка. Он уже слышал шепот внутри себя.

***

Существо наблюдало. Оно понимало, что время было сейчас непростительной роскошью, что Другие не станут просто сидеть и ждать, когда оно придет за ними, но сейчас оно хотело быть здесь.
– Твою мать, – выдохнул сквозь зубы человек.
Создание почувствовало отголосок его боли. Этот Даллас держался долго, просто держался, хотя заглядывая в него, существо видело, что тот понимает тщетность борьбы и желает лишь уйти достойно.
Трансформация шла правильно. Пока что перед существом был человек, осознающий свой конец, но скоро на его месте появится нечто другое – цветок, из которого выйдет новая противная этому миру жизнь. Каждый раз… каждый раз… создание засмеялось бы, если бы его род не разучился делать это многие тысячелетия назад. Оно не помнило причины, но чувство неправильности от прихода нового брата в мир неизменно сопровождалось ощущением триумфа.
Ждать оставалось недолго.
Когда на транспорте появятся новые Другие, посланники сами смогут найти подходящий сосуд.
Пора заняться остальными.

***

Существо остановилось.
Оно пробиралось из служившего ему убежищем технического чрева «Ностромо» в чужеродную жилую часть, когда уловило сильный импульс. Оборвалась жизнь, но не так как это обычно происходило. На этот раз тускло и глухо.
Неправильно.
Создание не сомневалось, что искусственного Другого больше не было. Оно приняло это к сведению, в сущности, та плоть не имела для него ценности. Важны были остальные.
Оно шло за ними, и чувствовало, что время выходит.
Ещё не достигнув условной границы между своим и их миром, создание услышало странный шум в одном из помещений и поспешило туда.
Человек вытаскивал крупные металлические баллоны и скидывал их вниз. Из всех людей, которых существо видело здесь, этот был самым мелким. Судя по всему, женщина. Но не та женщина, о которой вспоминал Даллас. У этой были короткие светлые волосы. Она постоянно огладывалась, её трясло, однако светловолосая упрямо продолжала своё занятие.
Создание было уверено, что на борту осталось всего три человека и маленький Другой, тот которого называли Джонси. Если ему удастся обезвредить всех троих, то у него будет время. Как минимум эта женщина станет хорошим сосудом, а, возможно, ему повезет, и она сможет выносить не одну новую жизнь. Существо аккуратно двинулось к ней. Оно достаточно сильно ранило Гнилого, когда забрало его. С женщиной создание не хотело повторять подобной ошибки.
Что-то переменилось. В воздух выплеснулся аромат страха.
Она поняла.
Это впечатляло, остальные не были способны заметить его на таком расстоянии. Оно приготовилось прыгнуть, однако, женщина не делала попыток убежать, она лишь выпрямилась, затряслась сильнее и начала издавать какие-то странные хлюпающие звуки. Её совершенно обезумившие глаза неотрывно смотрели на существо.
Оно так увлеклось женщиной, что даже не заметило второго человека, который приблизился сзади.
Этот был мужчиной с очень темной кожей.
Он что-то прокричал и кинулся на создание.
Оно увернулось. В первый раз кто-то из Других попытался напасть на него, и действовал человек не совсем неуклюже. Мужчина снова двинулся на создание, и оно сильно ударило его хвостом. Не давая человеку опомниться, существо наклонилось и схватило противника рукой, сдавливая плоть и подтягивая упирающегося и кричащего врага к своей морде. Достаточно близко. Смертоносная вторая челюсть вылетела из пасти и пробила мягкую органику. Оно било снова и снова, параллельно проглатывая небольшие куски, чтобы насытиться и удовлетворить жажду убийства. По телу человека прошла судорога, и он затих.
Это было первое убийство существа.
Оно снова повернулось к женщине. Та даже не попыталась убежать, так и стояла, трясясь и воя в своем углу. В этот момент она была противна созданию. Возможно, потом оно об этом жестоко пожалеет, но сейчас отвращение и жажда убийства взяли верх. Черный хвост медленно поднялся вдоль тела женщины, уходя ей за спину, а потом резко вонзился в её плоть. Не так как с Далласом, а почти насквозь – чтобы убить наверняка и заглушить этот вой.
Какое-то время она продолжала дергаться, потом глаза её остекленели, и она осела на пол. Создание выдернуло хвост из тела человека.
Ему оставалось обезвредить только одного Другого. Скоро всё должно было кончиться, вернее начаться.

***



Существо чувствовало, что происходит нечто странное, нечто тревожное. Уровень и характер освещения в этой части корабля сильно изменились. Резкие звуки заполнили всё вокруг, а громкий и неприятный голос постоянно повторял что-то – создание не могло понять слов, которые не подкреплялись импульсами.
Оно искало последнего Другого. Тому на удивление успешно удавалось избегать встречи.
На мгновение существо было уверено, что человек где-то очень близко, но его нигде не оказалось. Это озадачивало создание – в таких вещах оно никогда не ошибалось.
Его нога легко зацепила какой-то предмет, и оно почувствовало мощный импульс. Джонси.
Почему его заперли в клетке?
Мысленно существо потянулось к маленькому животному.
Когда Джонси запирали в этой клетке, всегда происходило нечто важное. Какое-то коренное изменение.
Создание решило, что маленького сажают туда ради его собственной безопасности. Чтобы ни происходило сейчас на корабле – а его генетическая память, полученная от носителя, настаивала на том, что кто-то включил режим самоуничтожения – Джонси собирались унести в безопасное место… и его не оставили бы здесь одного просто так.
Значит, человек действительно был рядом, но каким-то образом смог ускользнуть от существа.
Другой оставил маленького в клетке, значит, он точно собирался вернуться сюда.
Создание решило осмотреться. В этой части корабля оно никогда не бывало. Неподалеку от него находилась большая открытая дверь, которая вела в просторное помещение. В этом помещении свет не мигал, всё казалось надежным.
Существо нашло нужную ниточку воспоминаний и потянуло её – спасательный модуль. Он был в спасательном модуле, в котором в случае необходимости часть команды могла покинуть «Ностромо». Теперь всё встало на свои места, люди действительно собирались уничтожить корабль, а сами планировали уйти на этом маленьком аппарате.

Неожиданно в его сознании возник яркий образ. Оно увидело последнего Другого – это была та самая темноволосая женщина из воспоминаний Далласа, да и сейчас существо смотрело на нее через капитана.
Она застыла, её глаза были полны ужаса, в руках женщина сжимала оружие, порождающее огонь.
Эллен.
Да, её называли Эллен.
Женщина находилась в его убежище, в одном из его убежищ. Там, где создание держало Гниль и Далласа.
Следовало утащить их дальше.
Оно действовало недостаточно осмотрительно, и не только в этом. Оба человека стали основой для посланников. Ему требовались две колыбели, но оно своими руками необдуманно лишило себя этого ценного ресурса. Осталась лишь темноволосая женщина.
Сможет ли она пережить слияние и дать жизнь? Память его колыбели располагала на этот счет очень отрывочными сведениями. Возможно, когда он станет старше, эти знания придут. Требовалось время, но его-то как раз у существа не было.
Поток его размышлений был безжалостно прерван языками пламени. Женщина использовала оружие. Она сжигала его убежище вместе с Бреттом и Далласом… и плакала. Это было столь неожиданно для создания, что на секунду оно просто застыло. Следом пришло желание рвануться туда, где пылал огонь и разорвать темноволосую на куски. Однако, существо повернуло в противоположную сторону.
Посланников больше не существовало. На борту оставались лишь две формы жизни – Джонси, который не имел для создания никакой практической ценности, и женщина. Эллен Рипли. Она направлялась сюда. Существо остановилось на пороге спасательного модуля, осмотрелось и шагнуло вперед. Женщина вытащит их отсюда, а дальше всё случится так, как случится. Главное – она не должна догадаться, что оно будет здесь вместе с ней.

***

Оно наблюдало за происходящим из своего убежища.
Женщина не заметила его, как создание и задумало. А вот Джонси определенно знал, но, кажется, не собирался выдавать существо.
Темноволосая нервничала. Судя по всему, она боялась, что времени не хватит.
Оно почувствовало толчок – спасательный модуль отделился от громады «Ностромо», но им всё ещё грозила опасность.
Внезапно кабину залил яркий свет, и их корабль швырнуло вперед. Вспышек было несколько.
Когда всё стихло, они по-прежнему продолжали свой путь – им удалось спастись.
Создание затаилось, оно собиралось дождаться подходящего момента.

***

Существо лежало, уютно устроившись в темноте в небольшой нише. Рядом находилась система охлаждения модуля. С каждой минутой оно знало все больше, как о себе самом, так и о странных Других, с которыми оно столкнулось.
Его женщина чувствовала себя в полной безопасности. Она собиралась заснуть. Надолго. Память, доставшаяся существу от человека, подсказывала, что это состояние называлось криосном. Темноволосая уже запустила Джонси в специальную капсулу, и теперь делала что-то непонятное.
Когда она отделила от себя тонкий покров, создание решило, что она сбрасывает кожу, однако, человеческая память снова дала о себе знать. Отделенная часть не была частью тела женщины. Это одежда. Люди носят одежду. Причин было несколько, но ни одна не показалась существу достаточно веской. Оно понимало, но не принимало.
По мере того, как женщина раздевалась, создание всё более четко отличало её тело от искусственных покровов. Наконец, на ней остался совсем тонкий, закрывавший лишь туловище, и его она, похоже, снимать не собиралась.
Теперь существо видело, что Другие не столь уж сильно отличаются от него самого. Особенно эта женщина. Её тело было сильным, но вместе с тем каким-то изящным и грациозным.
Красивая.
Создание почти не чувствовало её чужеродности. Напротив, в нем росло желание единения. Оно постарается, чтобы женщина выжила. Ему хотелось, чтобы она была здесь с ним.
Вот она наклонилась всего в полуметре от его убежища. Так близко. Его рука сама собой потянулась к ней. Коротко вскрикнув, женщина отшатнулась.
Слишком рано.
Ему не стоило этого делать, но теперь выбора не оставалось.
Или нет?
Женщина медленно увеличивала расстояние между ними, ни на секунду не сводя с него взгляда, но она не кричала, не бежала, не пыталась ударить.
Возможно ли, что она смириться с его присутствием, если оно не попытается приблизиться к ней, по крайней мере, пока?
Все импульсы, исходящие от нее, были какими-то смазанными, нечеткими. Смутно существо уловило страх, разочарование и жажду убийства.
Женщина отступила за перегородку.
Существо не двигалось с места. Может быть, она поняла, что оно не собирается на нее нападать?
Из-за перегородки, куда отступила темноволосая, появилось нечто странное – большое, неуклюжее и рыхлое. Созданию понадобилось несколько мгновений, чтобы почувствовать внутри этого свою женщину. Видимо, другая одежда. Ему она совсем не нравилась, нужно поскорее вытащить темноволосую из этой штуки. Только действовать следовало очень осторожно – женщина была непредсказуема и могла представлять реальную опасность.
Рядом раздалось шипение. В метре от создания из системы охлаждения вырвалась струя пара. Ему это не понравилось. Ещё меньше ему понравилось, когда это повторилось снова. Похоже, всё-таки придется вылезти из своего укрытия. Существо посмотрело на женщину. Она что-то нажимала и издавала странные звуки, разум её по-прежнему был закрыт от создания глухой стеной.
Это она вызывала странный дым!
В этот момент струя ударила прямо в него. Она обжигала холодом. Существо закричало и, барахтаясь, вывалилось из ниши. Впервые в жизни ему было по-настоящему больно. Очень больно.
Оно пришло в ярость и поднялось на ноги.
От женщины исходили мощные волны страха.
Существо двинулось к ней. Сейчас оно не знало, чего оно жаждало больше – разорвать её на куски или стать с ней единым целым. Оно хотело и того, и другого. Женщину нужно было скрутить и вытащить из этого рыхлого мешка, в котором она спряталась.
Оно остановилось рядом с темноволосой. Её большие красивые глаза смотрели на него из-за прозрачной части странного покрова. Существо решило, что не станет её убивать.
Женщина закричала, и её рука с силой шлепнула по поверхности приборной доски.
Внезапно за его спиной открылась дверь.
Дверь в пустоту космоса, и эта пустота тянула его к себе
Его протащило несколько метров до шлюза, но существо не собиралось сдаваться так легко. Сильные руки схватились за края прохода, не давая потоку воздуха увлечь его в темное бескрайнее пространство. Оно начало подтягиваться, зная, что рядом со шлюзом тоже есть пульт управления.
Его резко толкнуло назад, по телу прокатилась волна боли.
Женщина выстрелила в него из какого-то оружия, глупого и примитивного, но силы удара хватило на то, чтобы выбросить его из модуля.
Дверь бесшумно закрылась.

Что-то не отпускало существо от корабля. Только сейчас оно заметило у себя в животе крюк и, тянущуюся от него веревку, конец которой исчезал под входом в спасательный челнок.
Женщина всё же допустила ошибку.
Она и ей подобные для жизни должны были вдыхать определенную смесь элементов. Существо тоже использовало её для получения энергии, находясь в их среде обитания, однако, могло прекрасно обходиться и без нее. Холодное безвоздушное космическое пространство было ему неприятно, но не губительно.
Нужно вернуться в челнок.
Создание рвануло гарпун из тела, впрочем, металл уже почти разъела кислота, текущая по его венам. Черная когтистая лапа ухватилась за веревку и слегка подтянула себя наверх. В невесомости этого хватило, чтобы существо устремилось навстречу кораблю. Путь внутрь оно сможет найти.
Его несло в сторону двигателей.
Неожиданно у создания появилась уверенность в том, что сейчас всему наступит конец. Внутренним взором оно увидело, как кулак в белом покрове с силой опускается на кнопки, и его тело опалил убийственный жаркий поток. Прочная кожа не выдержала, и по ней заструилась светлая едкая жидкость. Его отбросило на несколько метров, но теперь не было необходимости возвращаться. Даже его организм не был способен вынести подобный удар, почти не имея источников энергии.
Маленький кораблик удалялся от него, унося на борту красивое и смертоносное существо, которое обладало ничуть не меньшей жаждой убийства, чем само создание, хотя даже об этом не подозревало.
Почему-то ему казалось, что их дороги ещё пересекутся.
Когда-нибудь.
Сейчас же его приняло в свои объятия абсолютное одиночество. Создание знало, куда ведет эта дорога – мир вокруг него перестанет существовать, затем реальность начнет сжиматься и, наконец, сойдется в точке, которая прервет его жизнь. Лишь в эти последние мгновения можно постигнуть, что есть настоящее одиночество, но это уже не имеет значения.
Создание не боялось смерти. Всё обратится в ничто, а затем будет новое рождение.
Нет спасения, нет выхода.
Тьма поглотила его.
Сильное черное тело принадлежало безбрежной пустоте космоса лишь несколько часов, после чего рассыпалось в прах.
Его хозяину было всё равно – смерть принесла освобождение, короткий момент понимания и осознания себя – момент истинного бытия. Но этот миг неуловим, и скоро ему снова придется пробить себе путь в мир одиночества, беспамятства и плена, в котором обречен томиться его род, смутно пытаясь отыскать дорогу домой.

***

Она вернулась.
Только теперь Рипли поняла, что лежит с открытыми глазами уже несколько минут. Она приподнялась и села на кровати, провела рукой по лицу. Ладонь была влажной.
Откуда пришли эти слезы?
Может это дань памяти всем её кошмарам?
Многие из них были о «Ностромо».
Эллен встала и подошла к иллюминатору, нажала на кнопку. Щит беззвучно отъехал в сторону, открыв её взору безбрежную пустоту космоса.
Нет, это не один из снов о «Ностромо».
Чужое воспоминание.
Его воспоминание.
Но как это было возможно?
Рипли знала, что унаследовала от Чужих их генетическую память, но между ней и той первой тварью не существовало связи.
Женщина прислонилась лбом к холодному стеклопластику.
И всё же…
Эти слезы предназначались Ему.
Она ненавидела Его всем сердцем, Его больше всех остальных, ведь именно Он толкнул её в этот Ад, но сейчас ей было жаль Его.
Рипли до сих пор дрожала от обжигающего холода, что царил внутри этого существа.
Острее всего она почувствовала первый и последний миг, прожитые вместе с ним, – растерянность и одиночество, а потом на секунду – умиротворенность и цельность, так противоречащие всему тому, чем являлась эта тварь.
Её голову всё ещё переполняли странные образы – импульсы, как думал о них Он, многие из которых не могли быть выражены словами.
Однако, один из них осколком впился ей в сердце и не желал оставить в покое – Дом.
Они хотели вернуться домой, но, похоже, сами не знали, как это сделать.
Рипли посмотрела в темную пустоту и вновь задала себе вопрос, от которого сейчас ей стало не по себе:
«Куда я направляюсь?»


Конец второй истории.




@темы: 30 фиков по Чужому, alien, фанфики, чужой

URL
   

Дневник Manokanaka

главная